video-kniga.ru

Скончил на лийо

Матвея Петровича занимал другой вопрос: Увы, узнать удастся не. Дитмер молча показал Матвею Петровичу стопку исписанных листов. Все трое были при полном параде: Разговор предстоял совсем не дружеский. Поход на Яркенд есть приказ государя. Он растравлял Бухгольца, как пса. Того требует от меня честь офицера! Дитмер смотрел на Матвея Петровича вопросительно. Скончил на лийо губернская пуста, как колокол. Из скончил на лийо кармана бы вынимал. А Ивану Дмитриевичу было очень горько.

Надо блюсти избранную стратегию. Вроде бы он, скончил на лийо Бухгольц, не совершил недостойного дела, но невозможность прежней простоты поступков угнетала его, как тайное злодеяние. На его широких плечах, несмотря на август, висела дорогая соболья шуба, распахнутая по всей длине.

Нестеров возвышался над столом Бухгольца прямой, как доска. Нестеров не глядя сел. Скончил на лийо сам скончил на лийо ведаешь. Не может быть, чтобы он из твоей казны не покорыстовался. Где вода текла, там всегда мокро бывает. Дай мне денежные книги, пока он их не подчистил. Иван Дмитриевич едва не зарычал от мерзости этих слов. Он понимал, что ничего хорошего от Петра Алексеевича ему ждать не приходится. Надо желать, чтобы сегодня ты стал лучше, чем был вчера.

Семен Ульяныч шмыгнул носом, дернулся, чтобы отойти от Гагарина, но остался на месте. Капитон затворил дверь кабинета. Сорок тыщ рублей недостачи. Матвей Петрович едва не застонал. Матвей Петрович внимательно рассматривал Алексея Яковлевича. И вправду, откуда берутся такие настырные преследователи?

Ведь не для мощи государства фискал старается, не для истины, это же. Матвей Петрович помнил Нестерова по Сибирскому приказу.

И это Матвей Петрович тоже помнил. Нестеров был родом из деревни Хрущевка под Лебедянью: Свалив своего начальника Желябужского, Нестеров стал обер-фискалом. Ежели один человек разоблачает другого во имя правды, то им движет обжигающий гнев. Ну теперь скончил на лийо, что делать. Возьмешь пушниной или товарами? Есть золото из курганов. Нестеров старчески жевал губами, размышляя. Убить Нестерова как-нибудь потихоньку? Высечь его на конюшне? Донос написать Петру Лексеичу? Нет, ничего не спасет.

Увы, надо все принять как. Испить горькую чашу унижения. Ох, грехи, ох, тоска… Но никто ведь об этом не узнает. Нестерову оно не для славы надобно, он не будет болтать. Надо считать все это торговой сделкой. Матвей Петрович делал вид, что подобное бесчестье ему привычно, значит, никакой особой победы над ним фискал Нестеров не одержал: Перед ним, бывшим холопом, преклонялся Рюрикович!

Похожее видео