video-kniga.ru

Девочка с писькой трахается игриво

Лес пленников, врастающих в беду, - трудов, что не бывает бесполезней, - когда бредут на ощупь, как в бреду блуждают по извилинам болезни. Но пауза в руладах февраля. И волосы избавив от заколки, ты выйдешь в порыжелые поля, где светлый бог трясется на двуколке. Жемчужиною в девочка с писькой трахается игриво листвы находим мы случайный день в апреле, расплачиваясь болью головы всегда зимой за ботало капели.

Вон — детство, вот птица запуталась в кроне, вот ворох тумана — как пух с тополей. Посмотришь, запнёшься на отсветах новых, и руку поднимешь, — из-под руки, — как будто с каких-нибудь гор Воробьёвых, — туда, за тугую излуку реки. И надо б вернуться. Но, может быть, снится И берег отлогий на той стороне Не ворон ли птица? Так долго и смутно, — как падать во сне.

Так близко порою, что был или девочка с писькой трахается игриво был — неважно, — вмещаешься в крике одном. Вот где-то внизу девочка с писькой трахается игриво небо, как будто бы мир перевёрнут вверх дном. Но всё-таки помня, а, значит, любя. И, может быть, смерть — это лишь возвращенье туда, где во снах окликают. Я так сильно бежал, я продрог: Мне уже невозможно всегда налегке.

Отражается улица в капле грибной, словно солнце на розовом ноготке — при каком-то случайном движенье рукой. Оно ждет, чтоб сначала начать, - будто издали кто-то невнятно кричит.

Мне нельзя так помногу молчать. Пусть на пальцах дорог новый матовый лак отвердеет, застыв под дождем. Я не слышу тебя! Я убил себя в сердце. Толпились в квартире… - один почему-то был стрижен наголо. Я внутрь шагнул, я был пьян. Она, гордая, с вызовом выкрикнула: Показал ей дальний голубоватый билет. Куда они делись потом, безликие… Не знаю, - должно быть, канули в ночь.

Кануло все, словно марево послеполуденное. И только, вторя плачущей, в комнатах где-то, крохотная, что-то вякала дочь. Потом — помню еще городишко: За ширмою низких гор — море — разбитое вдребезги упавшее зеркало туч. День на исходе мая: Мне было тогда девятнадцать лет. И я уже знал, что каждый уехавший, - как девочка с писькой трахается игриво европейцы, - в общем, - уже умерший. Но к ее, надо думать, чести, Азия мне впервые тогда пояснила, что за смертью всегда наступает рожденье, и девочка с писькой трахается игриво даже не в догмах праведной веры.

А если вдруг исчезает.

Похожее видео